Архиинтересный тренд

Экономкласс Подмосковья в течение целого десятилетия пользовался спросом в основном из-за относительно низкой цены. Но буквально в последние несколько лет ситуация изменилась. Новые жилые комплексы ближнего Подмосковья, оставаясь в низком ценовом диапазоне, стали площадкой для смелых архитектурных экспериментов. Притом что в Москве застройщики экономкласса по-прежнему стремятся к минимализму. Этот феномен исследует архитектурный критик ЛАРИСА КОПЫЛОВА.

Запросы и ответы
Мы живем с широко закрытыми глазами. Почему у нас в архитектуре царит безвкусица или, как выразился знакомый архитектор, невыразимая беспрецедентность? Русский средний класс хорошо образован, учит детей в лучших школах Москвы и европейских университетах, вдумчиво одет, разбирается в дизайне автомобилей. Почему везде хорошо, а в архитектуре плохо? Плохо — это когда человек свой особняк за несколько миллионов долларов окружает забором из профлиста (это как телогрейка поверх смокинга). Плохо — это панельные 30-этажные бараки, которые растут вокруг МКАД как грибы без парковок и инфраструктуры. Почему мы на это согласны? В Европе и Америке панельные районы снесли в 1970-х. В оставшихся живут безработные иммигранты, а отнюдь не средний класс. А у нас их по-прежнему вал — 80%. Почему такое несовпадение статуса, запросов и ответов? Не знаю. Но могу предложить архитектурные проекты, которые, на мой взгляд, соответствуют образу российского креативного класса и не уступают западным образцам, а в чем-то их превосходят. Наиболее яркие примеры — "Город набережных", "Микрогород в лесу", "Загородный квартал". Все три жилых комплекса — альтернатива безликим спальным районам. Все три задают новые стандарты жизни и архитектуры.

Города за городом
"Город набережных" (Международное шоссе, 10 км от МКАД). Это один из нескольких "городов для жизни", придуманных архитектором Максимом Атаянцем и компанией Urban Group. Его главное ноу-хау — структура из искусственных каналов с прогулочными набережными, как в Венеции и Санкт-Петербурге. У нас даже в Москве нет такой роскоши, потому что набережные превращены в транспортные артерии. А там есть. И еще классическая архитектура, как в центре Москвы. Удивительно, но квартира там стоит в два с половиной раза меньше, чем в Бирюлево или Выхино, притом что добраться до центра из "Города набережных" можно и сейчас быстрее, чем с юго-востока Москвы, а после ввода новой Ленинградки ситуация улучшится. Отдельное спасибо за красивый кирпич трех оттенков, лепнину, деревянные карнизы, крыши из натуральной черепицы, невысокие дома от трех до восьми этажей, десятки типов квартир, включая двухэтажные, круглые квартиры в башнях и даже квартиры внутри моста. Если сравнивать с западными проектами в классическом стиле, "Город набережных" даст им фору. Качество архитектурной мысли как в премиум-сегменте, а цена как в экономклассе.

"Микрогород в лесу" (Пятницкое шоссе, 1,8 км от метро и 6 км от МКАД). Генпроектировщик и автор мастер-плана — Сергей Чобан, застройщик — Rose Group. Эта компания раньше работала на Остоженке и, уйдя за МКАД, сохранила уровень топ-архитектуры. Комплекс создает полную иллюзию, что ты находишься в Голландии. Архитектура модернистская, строгая, но чтобы ее разнообразить, Чобан позвал известных российских и зарубежных архитекторов спроектировать отдельные секции домов. Видно, что фасады хорошо нарисованы, небанальные цвета и материалы тщательно подобраны. Жители получили индивидуальный стиль для каждого подъезда. Цена за квартиру 40 кв. м (вместе с машиноместом): от 6 млн руб.

"Загородный квартал" находится в 8 км от МКАД по Ленинградке. Американский мастерпланист Calthorpe Associates и английские архитекторы Aedas вместе с инвестиционно-управляющими компаниями RDI Group и Limitless (ОАЭ) ориентировались на зажиточный пригород мегаполиса типа Нью-Йорка. Кроме окон в пол и трехметровых потолков, которые встречались и раньше в бизнес-классе, предложены террасы до 60 кв. м и возможность устройства каминов. Цена: 105 тыс. руб. за 1 кв. м. Достраивается первый квартал от трех до семи этажей — одна десятая часть будущего города, который планируется завершить в 2020 году.
Все три проекта уникальны, количество архитектурных изобретений, влияющих на качество жизни, в них как в премиум-классе. Во всех трех комплексах есть подземные парковки, детские сады и школы.

Новый урбанизм
"Город набережных", "Микрогород в лесу" и "Загородный квартал" каждый по-своему воплощают принципы нового урбанизма, который придумали на Западе в 1980-х как раз для того, чтобы избавиться от безликих и монотонных спальных микрорайонов. Новый урбанизм, если не вдаваться в подробности, есть возвращение к лучшему, что есть в старом европейском городе.

Это, во-первых, индивидуализация архитектуры, фасада, подъезда. Во-вторых, иерархия пространств — общественного, совместного с жильцами дома, личного. В-третьих, собственно структура исторического города, благодаря которой в нем приятно находиться. Всем она знакома. Это неширокая улица, по обеим сторонам которой стоят дома не выше семи этажей с разнообразными фасадами. Она вливается в площадь правильной формы. Улица-коридор, площадь-зал — уютный, умопостигаемый мир. Ничего этого в микрорайоне нет. Одинаковые здания, ограниченные проездными дорогами, как бы летают в аморфном космическом пространстве, ведь они и создавались в эпоху полетов Гагарина.

В историческом городе все дома разные. Человек чувствует себя комфортно, когда его дом отличается от соседнего. Сергей Чобан: "В "Микрогороде в лесу" каждую секцию, соответствующую подъезду и лифтовому холлу, делал отдельный архитектор. Она отличается по цвету, материалу и рисунку и, главное, легко охватывается глазом. То есть это не масштаб квартала, а масштаб дома. Для первой очереди мы пригласили коллег из Австрии, Германии, Англии, для второй — Владимира Плоткина и Уильяма Олсопа. Люди откликнулись на эту игру и стали писать на форуме "Я живу в доме профессора Лангхофа, а я — в доме профессора Плоткина" и т. д. Это важно — идентификация людей с архитектурой, индивидуализация твоего фасада, как в европейском городе". Это действительно важно — возможность охватить свой дом взглядом. Но фасады в 11-14 этажей все-таки высоковаты, а в декоративном смысле ограничены прямоугольниками, так что, хотя нарисованы фасады хорошо, исторический город, если не знать, не прочитывается. Однако во всем чувствуется архитектурная продуманность: широкая парадная лестница при входе во двор, виды на соседние дома, открывающиеся сквозь арки, специальные места для кондиционеров в балконных ограждениях. Все неслучайно.

В "Городе набережных" европейский город как прообраз очевиден. Он ведь сделан в классике (которую сегодня в России умеют делать всего пять архитекторов). Проблема монотонности не возникает. Каждый из домов имеет неповторимый облик: все фасады разные за счет декоративных элементов, разноцветного кирпича, рисунка балконов и окон. Чтобы освоить лепной декор, Urban Group построила завод, производящий детали из фибробетона (современная замена штукатурки). Надо понимать, что классическая строительная промышленность исчезла в 1950-х, после постановления Хрущева об излишествах, так что это в некотором роде героический акт. Процесс индивидуализации идет, городов спроектировано уже девять, все разные. Впрочем, строительное качество не всегда на высоте: исполнение орнаментов не дотягивает до уровня орнаментов на зданиях 1930-1950-х.

"Загородный квартал" уникален необычными террасами. На первых этажах это целые гульбища по 40-60 кв. м с контейнерами для растений. Такая открытость — абсолютно новая для России социальная реальность, надо сказать, приятная. Хочется думать, что первые этажи с решетками на окнах ушли в прошлое. Террасы на верхних этажах тоже большие — там можно поставить лежаки и барбекю и любоваться окрестностями. Жители последних этажей также могут устроить камин. Пластика фасадов вполне убедительна: в их оформлении использован нестандартный формат керамогранита, благородные цвета, стеклянные ограждения. Дизайн вестибюлей, детских площадок и офиса продаж разработала компания А+А. Количество дизайнерских усилий сразу заметно: вид у "Загородного квартала" очень европейский. Так называемый горизонтальный девелопмент предусматривает места для занятий спортом, велосипедные дорожки и т. д.

Иерархия пространств
Это вещь очень важная. В отличие от продуваемого микрорайона, в котором не понятно, где кончается улица и начинается двор, в новых городах принята квартальная структура. Есть различие в степени приватности между улицей, внутриквартальным переулком, двором, вестибюлем и квартирой. Улица — это общественное пространство, причем комфортной она становится, когда первые этажи заняты кафе, цветочными магазинами, салонами красоты ("Город набережных" и "Микрогород в лесу"). А дворы внутри кварталов принадлежат только жильцам дома. Именно поэтому во всех трех ЖК дворы на стилобатах. Перепад уровней позволяет сделать под ними парковку, а сами дворы недоступны для машин и безопасны для детей. В них расположены красивые навороченные детские площадки. Следующая ступень приватности — вестибюли. В "Микрогороде" и "Загородном квартале" они просторные, прозрачные, с хорошим дизайном и способствуют общению. В "Городе набережных" подъезды более обычные, хотя и с комнатой для консьержа и местом для колясок-велосипедов.

Квартал, улица, площадь
Кварталы сегодня пытаются делать все. Московская архитектурная биеннале 2014 года была посвящена кварталам. Они дают уют, защищенность (см. выше). А вот улица и площадь, как в историческом городе,— вещи редкие. Новый урбанизм предписывает не растягивать однородный город на 100 га, а делить его на отдельные части, каждая со своим центром. Именно так устроены "Микрогород" и "Загородный квартал". В центре каждой очереди предусмотрен небольшой парк, он и играет роль площади и места общения комьюнити. В городах Максима Атаянца в центре находятся именно площади, как в историческом городе — с фонтанами, колоннами, галереями. В "Городе набережных" это площадь-озеро на пересечении каналов. Уникальность архитектуры располагает к прогулкам, и весьма вероятно, что жители окружающих районов будут ездить туда именно за этим.

Интересно, что Urban Group удалось сохранить структуру исторического города даже там, где высота домов доходит до 17 этажей, как в ЖК "Солнечная система". Был взят принцип Нью-Йорка: на уровне пешехода видны только трех-пятиэтажные классические фасады, башни без декора отодвинуты вглубь от красной линии. Странно, что никто раньше не додумался применить этот удачный прием к российским мегаполисам.

Расширение тренда
Если в трех вышеописанных комплексах решили проблему целиком, в других предлагают отдельные бонусы. Например, квартальную структуру частично используют в ЖК Wellton & Union Park в Новой Сходне ("Крост"), квартале А101, но перепада высот, то есть четкой границы между улицей и двором, все же нет, и 20 с лишним этажей уюта не добавляют. В "Бутовских аллеях" соблазняют человечным трехэтажным масштабом — малоэтажная застройка сегодня является роскошью. По словам Владимира Моребиса, директора департамента проектов Est-a-Tet, это "стиль европейского пригорода с бюджетом квартиры в обычной многоэтажке". Фасады разнообразили выложенными из кирпича разноцветными полосками, а вот белые стеклопакеты лучше было заменить на коричневые (серые, черные). В ЖК "Рассказово" (Sezar Group) идут по стопам "Города набережных", заявляя сталинскую архитектуру и квартальную планировку. Французские окна до пола и перголы на детских площадках можно приветствовать, а рисунок фасадов хромает (уж если делать портики, то с энтазисами либо не делать вообще). ЖК "Весна" в Апрелевке радует панорамным остеклением и пиксельными кирпичными фасадами, но структура недалеко ушла от микрорайонной.

Возможности Подмосковья
Почему в Подмосковье удалось то, что не удалось в Москве — создать хорошую архитектуру для жилья экономкласса? Председатель совета директоров Urban Group Александр Долгин так отвечает на этот вопрос: "Во-первых, в Москве более высокая себестоимость — в два-три раза дороже земля и высокая стоимость разрешительной системы, а также инженерных коммуникаций и подключений. Это удорожает строительство. Во-вторых, в Москве трудно найти участок под застройку того размера, при котором срабатывает положительный эффект масштаба (желательно более 15-20 га)".
Стандартные затраты на архитектурное проектирование на Западе — 8% от стоимости строительства, в России — 2%. По словам участников описанных проектов, архитектура стоила им 5-7% плюс дополнительные расходы на выполнение фасадов (не 15-20%, как обычно, а 25%). Но усилия и траты окупаются скоростью продаж и узнаваемостью продукта. Для общества же важно, что жить с широко закрытыми глазами уже не получится. Градус архитектурного качества вырос. Понижать нежелательно.